Иркутский Родительский Комитет - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Отзыв иркутского городского родительского комитета на проект региональной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 г.



Заявление
26 октября 2012 года на официальном сайте Министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области был размещен Проект региональной стратегии действий в интересах детей на 2012 – 2017 годы в Иркутской области - для общественного обсуждения. Обращаем внимание на указание, что «все замечания и предложения по Стратегии принимаются до 29 октября 2012 года. Тем самым, ущемив нас, граждан Российской Федерации, проживающих на территории Иркутской области, в изучении, осмыслении положений указанного выше проекта, тем более подготовки отзыва, замечаний либо поправок к тексту документа либо в проведении дискуссий по данному вопросу.

Выражаем крайнюю обеспокоенность проводимой политикой на территории Иркутской области, России в целом. Современная западная система ювенальной юстиции основана на абсолютизации приоритета прав ребенка по отношению к правам родителей, что подчас приводит к ущемлению прав и интересов родителей и семьи. В национальном и международном законодательстве прочно закреплено преимущественное право родителей на воспитание детей. Какое-либо ущемление этого права справедливо нами не приемлется.

Преемственность между российской Национальной стратегией и Европейской ювенальной моделью отражена в самом тексте проекта документа региональной стратегии действий в интересах детей на 2012 – 2017 годы в Иркутской области. Включение принципа приоритета прав детей в национальное законодательство нарушает принцип равенства прав и свобод, установленный в статье 19 Конституции РФ. Приоритет прав детей неизбежно создает дискриминацию прав родителей, в частности, их права на воспитание детей, установленное в статье 38 Конституции РФ. При этом следует иметь в виду, что примат международного права, установленный в части 4 статьи 15 Конституции РФ, распространяется только на федеральные законы, но не на Конституцию РФ, имеющую высшую юридическую силу, придаваемую ей всенародным голосованием (часть 1 статьи 15 Конституции РФ).

Положения указанного выше Проекта региональной стратегии содержат в себе нормы ювенальной юстиции, определяют основные направления и задачи государственной политики в сфере внедрения ювенальных технологий, базирующихся на пропаганде антисемейных отношений, тотальному контролю государства в этой сфере, формированию специальной системы правосудия, а также на проведение просветительской работы по предупреждению ранней беременности и абортов у несовершеннолетних, что несомненно вызовет растление среди детей.

Приводим некоторые положения Проекта, вызывающие особое негодование, вызванное нарушениями положений о защите государством института семьи, материнства и детства.
Основными задачами, как указано в Проекте, в сфере политики детствосбережения являются Сокращение бедности среди семей с детьми и обеспечение минимального гарантированного дохода. Обеспечение для всех детей безопасного и комфортного семейного окружения, в условиях которого соблюдаются права ребенка и исключены любые формы жестокого обращения с ним. Под такое предельно расширительное толкование понятия насилия в семье могут подпадать практически все методы и способы дисциплинирующего воздействия родителей на своих детей. Кроме того не определено, что понимается под «безопасным и комфортным семейным окружением, в условиях которого соблюдаются права ребенка».

Эти понятия являются оценочными категориями. Вопрос о том, кого из родителей следует считать нормально воспитывающими своих детей, а кого - нет, полностью отнесен на усмотрение должностных лиц. При этом право определять, каким должно быть надлежащее воспитание, содержание и развитие ребенка в семье, предоставляется не родителям. Это дает возможность органам опеки и попечительства признать практически любую семью социально опасной и установить над ней социальный патронат, что подразумевает тот факт, что семье не только будут даны обязательные предписания по соблюдению прав детей на надлежащее содержание, воспитание и развитие, но будет производиться контроль за их исполнением. Широта и неопределенность формулировок позволяет вторгаться с проведением проверок практически в любую семью, имеющую детей. Указанные положения фактически нивелируют требования статьи 23 Конституции РФ, гарантирующей право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, статьи 24 Конституции РФ, согласно которой сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Помимо неэффективности, подтвержденной международными исследованиями, данное положение нарушает принцип автономии семьи и невмешательства кого - либо в дела семьи, установленный в статье 1 Семейного кодекса РФ.

Конституционный Суд РФ в своем определении от 26.05.2011 N 875-О-О указал, что, данный принцип является конкретизацией положения статьи 38 Конституции РФ о защите государством семьи, материнства, отцовства и детства. Таким образом, нарушение этого принципа вступает в противоречие не только с семейным законодательством Российской Федерации, но и с данной конституционной нормой.
Таким образом, произвольное вмешательство государственных органов в дела семьи, установление над семьей государственного контроля, нарушает конституционное право граждан на защиту семьи, материнства и детства.

Предлагаемые меры не отражают точного, отлаженного государственного механизма, посредством которого описанные задачи будут достигнуты. Не ясны, что за стандарты (порядков) Иркутской области по оказанию специализированных профилактических услуг предполагается взять за основу, что в себя включает порядок межведомственного взаимодействия по раннему выявлению жестокого обращения и насилия в отношении ребенка, социального неблагополучия семей с детьми и оказания им помощи с участием учреждений образования, здравоохранения, социального обслуживания, в том числе в деятельности по защите прав детей.

«Обеспечение внедрения и распространения современных технологий профилактической и реабилитационной работы с семьями и детьми;организация распространения и внедрения передового опыта в сфере профилактики жестокого обращения с детьми и реабилитации пострадавших;Организация на межведомственной основе системы раннего выявления социального неблагополучия семей с детьми и комплексной работы с ними для предотвращения распада семьи и лишения родителей родительских прав (при участии органов социальной защиты населения, образования, здравоохранения, служб занятости, комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, органов опеки и попечительства) с надлежащей координацией деятельности всех служб в сфере реабилитации семьи;создание (развитие) учреждений (отделений), оказывающих реабилитационную помощь» - Неопределенность критериев социально-опасного положения семей, характера предъявляемых к ним требований, в сочетании с широкими дискреционными полномочиями органов опеки и попечительства создают беспрецедентные условия для коррупции и злоупотреблений должностным положением.

Что касается создания системы психолого-педагогической поддержки семьи и повышения педагогической компетентности родителей, психологического сопровождения развития ребенка в условиях семьи и образовательного учреждения – повторимся – это произвольное вмешательство государственных органов в дела семьи.

Вызывает тревогу тот факт, что в проект включены такие положения, как « внедрение современных технологий контроля, включая общественное наблюдение, за соблюдением установленного порядка проведения промежуточной и государственной (итоговой) аттестации и повышение качества информированности населения об организации и результатах проведения экзаменов с использованием информационно-коммуникационных технологий», - Важно учитывать сложную организацию семейной жизни, где тесно переплетаются социальные, психологические, бытовые, физиологические, финансовые, культурные и другие факторы. Вмешательство должностных лиц в эту область может повлечь за собой трагические ошибки, перегибы, злоупотребления, жертвами которых станут в первую очередь сами дети. В национальном законодательстве прочно закреплено преимущественное право родителей на воспитание детей. Какое-либо ущемление этого права справедливо не приемлется.

Включена в проект задача- «реорганизация деятельности существующих образовательных учреждений профессионального образования посредством организации в них инклюзивного образования детей и молодых людей, имеющих инвалидность»;Однако не стоит цель - исследование готовности детей и молодежи инклюзивному образованию; Исследование предпочтений детей и молодежи в этой сфере внедрения новшеств образовательной системы

«Создание надежной системы защиты детей от противоправного контента в образовательной среде школы и дома.»- не понятно, что именно за противоправный контент существует, по мнению составителей проекта, в семье. Данное положение заведомо содержит в себе условия, угрожающие ребенку со стороны семьи, но в какой мере, со стороны кого именно не установлено. Семья не рассматривается как целое, имеющее единую экономику и единые интересы. Дети отчуждаются от родителей. Они представляются как самостоятельные субъекты а стало быть, с отдельными интересами. Интересы детей и родителей в этой концепции могут и даже обязаны не совпадать и противоречить друг другу.

«Введение именных сертификатов для детей на получение гарантированных бесплатных услуг дополнительного образования, спортивно-досуговых услуг по месту жительства»- множество расплывчатых или необъективных критериев.

Проект содержит в себе положение - для реализации задачи «Повышение качества и доступности оказания медицинской помощи детям» в Иркутской области необходимо обеспечить проведение просветительской работы по предупреждению ранней беременности и абортов у несовершеннолетних- Используется правовая и социальная незащищенность детей и подростков от потенциально вредного информационного воздействия, будь то внедрение в учебных заведениях не адаптированных к отечественным условиям, неапробированных образовательных программ по сексуальному воспитанию, все более широкая коммерциализация социальных институтов, занимающихся сексуальным образованием, просвещением и воспитанием несовершеннолетних, недостаточность правового регулирования такого рода деятельности, отсутствие адекватного государственного и общественного контроля за ней вступают в противоречие с интересами государства и международно - правовыми принципами в сфере обеспечения нормального нравственного, духовного, психического и физического развития детей. Не указано,что включает в себя курс проведения просветительской работы по предупреждению ранней беременности и абортов у несовершеннолетних, считаем нецелесообразным влияние на столь деликатную тему не описанного у проекте круга лиц, не уточнено также что в себя включает курс просветительской работы, кем будет преподноситься подобная растлевающая нравственность ребенка информация, с какого возраста. Фактически здесь закладывается программа развращения молодежи.

В проекте полностью проигнорированы очень важные вопросы системы кадетского образования, активно функционирующей в настоящее время. Кадетское образование, кадетские образовательные организации, имеющие очевидные существенные особенности, отличающие их от других образовательных организаций, даже не упомянуты в проекте. Отказ разработчиков проекта от установления правовых основ кадетского образования ведёт к ликвидации огромного объёма образовательной деятельности, связанной с накопленным огромным позитивным педагогическим опытом.

В соответствии с международными обязательствами Российской Федерации авторы проекта предлагают доступ детей к правосудию вне зависимости от их процессуальной правоспособности и статуса, что будет способствовать созданию дружественного к ребенку правосудия, создания отдельной системы правосудия по делам в отношении несовершеннолетних и предопределяют иное обращение с детьми- Создание ювенальных судов и инфраструктуры детского судопроизводства может привести к неоправданному вмешательству государства во внутренние дела семьи и в любые семейные конфликты, в которых затронуты дети. Известны факты изъятия детей из семей государственными органами на основании таких расплывчатых или необъективных критериев, как «недостаточный уровень материального благосостояния», «низкое развитие ребенка», «ненадлежащее воспитание» или «психологическое насилие». Между тем, в Российской действительности система наказаний несовершеннолетних уже давно изменена и либерализована даже более, чем в ряде западных стран. Так, на основании ст. 420 Уголовно – процессуального кодекса РФ: «производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке… с изъятиями, предусмотренными настоящей главой». Именно эти «изъятия» обеспечивают индивидуальный и более мягкий подход к детям. Таким образом, в нашей стране применяются особые условия проведения в отношении несовершеннолетних таких уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных действий, как: предварительное расследование, рассмотрение дел в суде, привлечение к уголовной ответственности, назначение и исполнение наказания (глава 5 Уголовно – процессуального кодекса РФ, глава 14 Уголовного кодекса РФ). Крайне редко несовершеннолетнему преступнику, совершившему преступления небольшой и средней тяжести, избирается мера пресечения в виде заключения под стражу, более половины несовершеннолетних освобождается от уголовной ответственности уже на стадии предварительного следствия. На практике все судьи наряду с основной деятельностью, имеют и свою условную специализацию, и дела в отношении несовершеннолетних в суде всегда отдаются одному и тому же судье, который специализируется в данной сфере. При производстве предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, наряду с обстоятельствами, подлежащим доказыванию, в обязательном порядке устанавливаются условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности; влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц (ст. 421 Уголовно – процессуального кодекса РФ). Что касается приоритетности мер воспитательного воздействия для несовершеннолетних правонарушителей, то и здесь законодательство позволяет не уступать странам, в которых практикуются ювенальные технологии. Либеральность отечественного уголовного судопроизводства в отношении указанной категории граждан находит свое выражение и в том, что при совершении несовершеннолетним преступления небольшой или средней тяжести, он может быть освобожден от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия. За более тяжкие преступления несовершеннолетним дают минимальные наказания, как правило, не связанные с лишением свободы. В такой ситуации утверждать, что наше законодательство нуждается в ещё большей либерализации в отношении преступлений несовершеннолетних, вряд ли обоснованно. Имеющаяся система норм права предусматривает повышенную защиту прав детей и подростков и дополнительные гарантии при осуществлении правосудия с их участием.
«Осуществление сбора социальной информации о подростке, условиях жизни и воспитания, уровня его психического развития, позволяют максимально учесть интересы ребенка и защитить его права в гражданском процессе, а в уголовном – правильно назначить меру наказания и составить впоследствии индивидуальную программу ресоциализации этого подростка» обеспечение активного использования сторонами в судебном процессе данных о детях, условиях их жизни и воспитания-
.- Недопустимыми видятся сбор, электронная обработка, хранение и несанкционированное распространение избыточных персональных данных, касающихся семейной жизни. Положения Проекта, повторимся, противоречат статье 23 Конституции РФ, гарантирующей право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, статьи 24 Конституции РФ, согласно которой сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Участие детей во всех сферах жизни общества предполагает активное их вовлечение в процесс принятия решений различного уровня на всех этапах, начиная от информирования, изучения мнения и потребностей детей и до их соучастия в принятии решений. Внедрение системы активного участия детей в принятии решений во все учреждения и институты, осуществляющие образовательный, воспитательный процессы. Привлечение детей к участию в общественной жизни.- Данное положение не согласуется со статьей 60 Конституции РФ, согласно которой гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет. Согласно статье 26 Гражданского кодекса РФ частичная дееспособность гражданина наступает с четырнадцати лет. До достижения этого возраста защиту прав и интересов детей осуществляют родители. Указанные возрастные пределы установлены не случайно, т.к. именно с ними законодатель связывает достижение ребенком способности своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (статья 21 Гражданского кодекса РФ). Способность десятилетнего ребенка осознавать характер и последствия подачи им заявления об установления над его семьей социального патроната вызывает сомнения. При этом, согласно Конституции РФ и российским законам, у детей нет и не может быть никаких личных неимущественных прав, осуществляемых ими самостоятельно без участия взрослых. При этом следует иметь в виду, что статья 15 Конституции РФ устанавливает приоритет международных норм права над федеральными законами, но не над Конституцией РФ, имеющей высшую юридическую силу, придаваемую ей всенародным голосованием

На основании выше сказанного, считаем, что проект региональной стратегии действий в интересах детей на 2012 – 2017 годы в Иркутской области нарушает принцип автономии семьи и невмешательства кого-либо в дела семьи, установленный в статье 1 Семейного кодекса РФ.
По поводу этого принципа Конституционный Суд РФ в своем определении (N 875-О-О от 26.05.2011) указал, что он является конкретизацией положения статьи 38 Конституции РФ о защите государством семьи, материнства, отцовства и детства.

То есть, данный проект вступает в противоречие не только с семейным законодательством Российской Федерации, но и нарушает конституционное права граждан . Авторами акцентируются положения, основывающиеся по сути своей на преимущественном праве защиты несовершеннолетнего, игнорируя нормы семейного законодательства, в том числе основной конституционный принцип, закрепленный в ст. 2 Конституции, где высшей ценностью человека названы его права и свободы, без выделения прав несовершеннолетних


Назад к списку