Иркутский Родительский Комитет - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

ВСП.Ювенальная петиция «Стратегия действий в интересах детей» вызвала общественный резонанс


На прошлой неделе на заседании президиума правительства Иркутской области обсуждался проект региональной «Стратегии действий в интересах детей на 2013 – 2017 годы». Казалось бы, документ со столь безобидным названием вряд ли может вызвать интерес широких общественных масс. Однако уже через два дня на площади у здания иркутского цирка состоялся пикет против принятия региональной стратегии в нынешней редакции. По мнению общественности, собравшейся на улице, сначала в документе нужно скорректировать ювенальную составляющую и вынести его на широкое обсуждение.

 № 1 из 1 - купить фото
Тема ювенальной юстиции вряд ли будет закрыта в ближайшее время, а обществу и власти всё равно придётся учиться выстраивать диалог
Автор фото: Николай БРИЛЬ

На этот раз выйти на улицу с плакатами и листовками антиювенального содержания граждан призвали родители, специально для этого создавшие общественную организацию «Иркутский  городской родительский комитет» (ИГРК).

По оценке организаторов, за два часа на площади побывало немногим более 200 человек. Ещё больше людей оставили свои подписи под двумя обращениями. Первое из них адресовано губернатору Иркутской области и содержит просьбу отправить на дополнительное рассмотрение региональную «Стратегию действий в интересах детей». Второе обращение, требующее отменить в России ювенальную юстицию в её нынешнем варианте, соответственно будет направлено президенту страны. Подписи решили собирать до вторника включительно. 

Справедливости ради нужно сказать, что пикет назначали на 17 ноября ещё до принятия стратегии. «Родительский комитет» просто не знал, что рассмотрение документа было назначено на минувший четверг. Общественники почему-то хранили уверенность, что до 20 ноября можно вносить поправки в проект, собирались выработать их окончательный вариант на первом «родительском собрании» и передать в правительство. 

– 19 октября проект региональной стратегии был размещён на семи сайтах  профильных министерств, на сайтах уполномоченного по правам ребёнка и управления судебного департамента, – говорит одна из активисток ИГРК, Елена Челтышева. – На обсуждение и внесение поправок общественности отводилось три дня. Мы не юристы, но сделали что могли. Отнесли свои возражения в правительство и Общественную палату. После этого мы встречались с уполномоченным по правам ребёнка и представителями правительства, и они выразили готовность вести дискуссию.

По словам заместителя председателя правительства  Валентины Вобликовой, по итогам общественного обсуждения поступило более 70 обращений от жителей Иркутской области, и в проект Региональной стратегии уже внесен ряд поправок. Общественная палата области также рассматривала стратегию и одобрила её.

Непонимание, возникшее между представителями власти и родителями, касается не только даты, до которой можно менять документ. В конце концов, стратегия создана лишь для того, чтобы показать  направление, в котором движется общество в области защиты прав детей. Уже давно существует множество программ и конкретных мероприятий, которые составляют её реальное наполнение.  

– Это живой документ, в него можно вносить поправки, – заметила уполномоченный по правам детей в Иркутской области Светлана Семёнова. – Но только конструктивные поправки и предложения. Требования  тех общественных организаций, с которыми мы встречались, я считаю  недопустимыми. Они, например, предлагают убрать просветительскую работу по профилактике нежелательной беременности и программы  полового просвещения  среди подростков, называя это «секспросветом». Нельзя делать вид, что проблемы не существует, и просто её замалчивать. Я поддерживаю и буду поддерживать систему ювенальной юстиции и социального патроната. Как юрист я считаю, что у ребёнка, без сомнения, есть приоритетное право и он должен уметь им пользоваться. 

Больше двух не размножаться

Если честно, после прочтения первой части стратегии напрашивается вывод: не надо рожать больше двух детей. Согласно данным, которые приводит пресловутый документ, в 2011 году более половины домохозяйств с тремя детьми жили в стеснённых условиях. Очень стеснены все семьи, имеющие четырёх и более детей. Семьи, имеющие четырёх детей и более, в сравнении с однодетными семьями потребляют в расчёте на человека в 1,5 – 1,7 раза меньше мясных продуктов и картофеля, в 2,7 – 3,2 раза меньше плодоовощной и молочной продукции. Недостаточное потребление основных продуктов питания в многодетных семьях негативно сказывается на состоянии здоровья подрастающего поколения. 

Но бедность названа второй по величине проблемой в сфере детства. Первая и главная – недостаточная эффективность имеющихся механизмов обеспечения и защиты прав и интересов детей, неисполнение международных стандартов в области прав ребёнка, создание «дружелюбного семейного окружения». В качестве иллюстрации приводятся следующие цифры. По итогам работы в 2011 году в Иркутской области органами опеки и попечительства 120 детей отобраны у родителей при непосредственной угрозе жизни или здоровью, выявлено 47 случаев жестокого обращения с детьми. Около четверти лиц, привлечённых к уголовной ответственности за совершение преступлений в отношении несовершеннолетних в 2012 году, составили родители: 195 отцов и 119 матерей. При этом девять лиц совершили убийства, покушения на убийство своих детей, причинение смерти по неосторожности. Чуть более 2% детей Иркутской области проживают в социально опасных условиях. В области огромное количество социальных сирот. По этому показателю мы «опережаем» все регионы СФО.

Бороться с бедностью предполагается традиционным способом – предоставлением минимальных социальных гарантий, льгот и пособий малоимущим. А вот соблюдать права детей Россия в целом и Иркутская область в частности намерены путём широкого  внедрения ювенальных технологий, принятых в мире. Именно против ювенальных норм и направлен протест родителей. 

Ювенальная юстиция – понятие в России новое и непривычное,  в которое вкладывают самые разные смыслы. Прежде всего это совокупность правовых норм в отношении несовершеннолетних жертв преступлений и несовершеннолетних преступников. В последнее время под этим понятием стала подразумеваться система государственных и общественных институтов, призванных обеспечить защиту детей от противоправных действий и факторов, отрицательно влияющих на их развитие. Нынешним летом по городам России прошла целая  волна митингов, направленных против внедрения ювенальных норм в наше законодательство. 

– Ювенальное законодательство как бы отрывает ребёнка от семьи и ставит его права несоизмеримо выше прав родителей, ни единым словом не упоминая об обязанностях, – говорит одна из организаторов пикета Оксана Хмурова. – У нас есть опасения, что абсолютизация прав ребёнка на деле приведёт к перегибам, злоупотреблениям и просто произволу чиновников. Например, мы видим, что происходит в европейских странах, у всех на слуху случай актрисы Натальи Захаровой и масса других примеров. К сожалению, в российских городах, входящих в программу «Города, дружественные детям», появилась масса  собственных случаев. 

Пятая заповедь

Родители опасаются, в частности, что внедрение правосудия, дружественного детям, с его упором на права ребёнка и правовое просвещение детей, может привести к тому, что  дети станут «доносить» на родителей. Ведь у них будет возможность не только позвонить по «горячей линии» и пожаловаться на семью, но даже подать в суд на отца или мать. Всё-таки Павлик Морозов – пока ещё имя нарицательное.  

– Православные против ювенальной юстиции по одной простой причине, – говорит участник митинга Александр Дьячков. – Она нарушает пятую заповедь «Почитай отца и мать». О каком почтении можно говорить, если ребёнку указывают: ты можешь подать в суд на родителей, ты можешь позвонить, и государство тебя защитит от злых мамы и папы, которые ругаются. Государство влезает в семью и ставит себя выше родителей. 

Ещё одним камнем преткновения стал «Закон о социальном патронате», он даёт право социальным службам контролировать семью на основании расплывчатых, как считают его противники, формулировок, таких как «эмоциональное и психологическое насилие над ребёнком», «низкое развитие ребёнка», «недостаточный уровень благосостояния семьи». По мнению  организаторов пикета, принятием таких законов государство высказывает своё недоверие семье, подозревает, что именно в семье кроется некая «враждебная» среда.  

– Они боятся, что государство начнёт отбирать детей из вполне благополучных семей. Послушайте, но это же бред! – заметил источник в правительстве после встречи с общественниками.  

Честно говоря, люди часто именно так и думают. Гораздо быстрее народ принял бы цензуру на телевидении, чем введение лекций по половому воспитанию среди подростков. Эта тема всегда табуировалась в российской культуре и болезненно воспринимается значительной частью общества. Кстати, региональная стратегия предполагает бороться против опасной для детей информации… путём установки программного обеспечения на школьных компьютерах. При этом уточняется, что более чем у половины подростков компьютеры есть дома и там бороться за чистоту вещания может только семья, а она этого зачастую не делает. 

– Мы думаем, что любые законопроекты в сфере ювенальной юстиции сначала должны широко обсуждаться в обществе, – говорит мама восьми детей Ирина Попова, семья которой стала победителем конкурса «Семья года» в прошлом году. – Пусть им дадут свою оценку педагоги, учёные, представители правоохранительных органов и просто родители. 

К слову сказать, большинство прохожих, которые случайно оказались на площади в тот день, затруднялись дать более-менее внятное определение ювенальной юстиции, отмечая, что «это что-то враждебное семье». Зато все собравшиеся добрым словом вспоминали политику Советского Союза в области семьи и детства. 

Диалог неизбежен

– Я против ювенальной юстиции в том виде, в котором она предлагается в настоящее время, поскольку проекты законов «антисемейные» и противоречат основным положениям Конституции РФ, – считает юрист Оксана Максимович. – Решение комплекса проблем, касающихся прав несовершеннолетних, мне видится в укреплении системы, сложившейся ещё в советское время. Например, это создание сети попечительских советов, родительских комитетов, взаимодей-

ствие семьи и школы в процессе воспитания ребёнка при одновременном ужесточении уголовной ответственности за преступления в сфере семейных отношений, а также надлежащей реализации потенциала применения соответствующих уголовно-правовых предписаний.

– Ювенальная юстиция в том смысле, о котором постоянно напоминает Совет Европы, нам не нужна, – уверен протоиерей Вячеслав Пушкарёв. – Действуя в интересах единиц или даже сотен беззащитных и обижаемых детей, она неожиданным, но при этом законным образом отнимает семью и возможность получить нормальное воспитание у миллионов детей из относительно благополучных семей. Зная российскую действительность, можно с уверенностью говорить, что наши «органы» все добрые начинания этой системы способны свести к нулю. Именно поэтому я за все мирные и действенные формы противодействия внедрению западной модели ювенальной юстиции в российскую действительность. С другой стороны, российское законодательство всегда имело очень хорошо проработанные на практике ювенальные нормы. Чего ещё надо? Давайте лучше сначала попробуем исполнить то, что уже есть, ведь мы даже этого не можем сделать.  Выстроим качественное образование, предоставим достойную оплату матерям, их работа по уходу за детьми – это тяжёлый труд. Дайте людям  качественную медицину, бесплатные кружки и секции, бесплатное летнее оздоровление и так далее... А пока всё это лежит на родителях.  

Светлана Семёнова обещала после того, как стратегия была одобрена на заседании правительства, что проведёт специальную пресс-конференцию, посвящённую закону «О социальном патронате». «Что бы ни говорили, а социальный патронат – это система работы с семьёй перед тем, как ребёнок будет изъят из семьи из-за угрожающей ему реальной опасности, – говорит уполномоченный по правам детей. – Вся система настроена на то, чтобы максимально оставить ребёнка в кровной семье и доказать в суде при лишении родительских прав, что все органы сделали всё возможное для того, чтобы семья была сохранена. Нам придётся вести просветительскую работу в обществе, чтобы донести суть закона».  

Надо полагать, тема ювенальной юстиции вряд ли будет закрыта в ближайшее время, а обществу и власти всё равно придётся учиться выстраивать диалог. Что бы ни говорили сторонники ювенального законодательства, оно ведёт к изменению традиционной для России системы ценностей. Именно поэтому оно вызывает неприятие в обществе, и с этим придётся что-то делать.


Источник

 


Назад к списку