Иркутский Родительский Комитет - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Правоприменительная практика в борьбе с ювенальной юстицией и не только с ней. Основы и примеры

 

Господи, благослови!

Общая часть

В настоящее время через школы активно ведется сбор персональных данных, как о школьниках, так и о членах их семей, с целью создания полных автоматизированных информационных досье на всех граждан. Причем объем данных существенно превышает все разумные пределы, а предлог, под которым это делается, не выдерживает никакой критики (например, формирование школьной информационной среды, т.е. там настолько бедная информационная среда, что не хватает только сведений о членах моей семьи и их образовании).

Предлог, конечно, смехотворный. Значит, данные эти нужны для других целей, которые озвучивать совсем неблаговидно, просто ничего другого придумать не получается. Нельзя же ведь вслух сказать : «Нам нужны ваши данные, чтобы вас держать в жестком подчинении ». Ведь одна из основных целей ювенальной юстиции- держать нас в повиновении, и, в первую очередь, отвернуть от Веры Православной через воздействие на наших детей.

Тот же сбор данных о нас уже осуществляется посредством давления на наших детей. Все, кто ко мне обращался, начинали со слов : «Учительница сказала, что если мы не дадим согласия на сбор и обработку наших данных, у нашего ребенка начнутся проблемы, вплоть до исключения из школы». Т.е. вот она, ювенальная юстиция, во всей своей красе! Она уже есть здесь и сейчас. Наших детей уже сделали заложниками в борьбе с нами, в первую очередь, с православными верующими.

В то же время, любая информация, которую о нас собирают, всегда может послужить основанием для изъятия ребенка из семьи. Например, сведения о заработной плате родителей, так ювенальщики, посчитав, что ее недостаточно для нормального содержания детей, могут забрать их из семьи. А ведь уровень нормального содержания детей - категория оценочная и очень субъективная. Видимо русская поговорка «Даст Бог роток, даст и кусок» им непонятна. Я знаю случай, когда прокуренная тетка из ИДН, не имеющая собственных детей, заглядывая в семейный холодильник многодетной семьи, с остервенением кликушествовала, о том, что если в нем нет апельсинов, то нечего и детей заводить. Отсутствие апельсинов, с ее, либерально-феминистской, точки зрения – нарушение прав ребенка. Поэтому объяснять, что у детей диатез, было бессмысленно. Т.е. людям, предоставившим информацию о содержимом холодильника, впоследствии пришлось объясняться. Безусловным, с точки зрения ЮЮ, нарушением прав ребенка является соблюдение постов, а так же воскресное воздержание от пищи и питья перед Святым Причастием. Родители – мракобесы, ребенка голодом морят! Дальше ставится вопрос об изъятии ребенка из семьи за тем, чтобы кормить его по международным нормам, и пусть он только попробует этого не съесть или вспомнить о Боге и перекреститься! Вас просто лишат родительских прав!

Поэтому даже самые безобидные сочинения на тему «Моя семья», «Как я провел каникулы» или «Как я провел выходные» могут стать источником информации, которая может негативно отразится на вашей семье.

Так нашей задачей является не допустить подобных ситуаций.

Потому что защищать свой дом, семью и детей - это не только право, предоставленное нам Конституцией, но и обязанность, возложенная на нас Богом.

Теперь перейдем к практическим методам защиты. Краткий курс применения права в миру просто необходим, иначе будет сложно понять дальнейшее.




Итак, все слышали о Конституции РФ, особо много о ней любят говорить различного рода либералы. Конституция - это нормативно-правовой акт прямого действия. Это основной закон, поэтому никакой другой закон, подзаконный акт, инструкция не должны противоречить Конституции, они изначально незаконны и юридической силы не имеют.

Так вот, нам тоже следует обратить внимание на Конституцию, будет даже лучше, если мы ее прочитаем. А когда мы ее прочтем, то узнаем, что хотя Церковь и отделена от государства, мы, православные, в гражданских правах не поражены и являемся такими же полноценными гражданами России как и все остальные. Так на нас распространяются как обязанности, так и права основного закона.

Если говорить просто, то обязанности мужчин заключаются в том , что они должны служить в армии, платить налоги, заботиться о несовершеннолетних детях и нетрудоспособных родителях. На женщин возлагается все то же самое, за исключением службы в армии. Остальные обязанности возникают у граждан исключительно при вступлении их в какие либо правоотношения и регулируются конкретным законодательством в соответствии с Конституцией.

Все остальное – наши права.

Теперь о правах. Права есть и у нас, граждан, и у государства, в лице его исполнительных органов.

Разберемся, в чем заключается разница.

Гражданин пользуется разрешительными нормами права, т.е. такими нормами права, которые разрешены.

А запрещено, это когда есть прямой запрет и санкция за его нарушение. Например, в законе указано, что в случае выезда на встречную полосу движения следует санкция в виде запрета на управление автотранспортным средством на определенное количество времени. При этом дорожная разметка в виде сплошной линии и является тем самым знаком, запрещающим выезд на полосу встречного движения. Как мы видим в законе имеется и запрет, и санкция за его нарушение.

Таким образом, если в законе нет запрета, мы имеем право сказать, что мы это делаем, потому что это не запрещено. Так же наличие установленного законом запрета и

наличие санкции за его нарушение порождает у гражданина обязанность соблюдать этот запрет (при условии, что запрет не противоречит Конституции)

Орган пользуется нормами права запретительными, т.е. ему разрешено только то, что разрешено.

Все, что органу разрешено, является его полномочиями, которые четко прописаны в законах и должностных инструкциях. Это сделано для того, чтобы не было злоупотребления должностными полномочиями, т.к. гражданин изначально поставлен с органом в неравное (властно-подчиненное) положение.

Все, кто служил в армии, знают, что солдат с оружием на посту - часовой, находящийся при исполнении своих обязанностей, но если он отошел хоть на шаг в сторону, то он уже является вооруженным преступником, нарушившим закон. Орган (полицейский, чиновник и пр.) не имеет права сказать: «А мне это не запрещено». Этого он не может сказать ни гражданам, ни вышестоящему начальству. Если в уставе строевой службы написано: движение строем начинать с левой ноги, а мы заявим, что нет запрета на движение с правой, нам обязательно будет сказано: «Кто тебе разрешал? В уставе что написано?»

Более того, права органу даны исключительно для выполнения своих обязанностей! А обязанности четко прописаны в законе. Их перечень расширительному толкованию не подлежит, равно как и перечень прав.

Т.е. сотрудник органа не имеет права явиться к нам по своей инициативе, хотя у него есть право к нам явиться. Он может к нам прийти только при наличии предписания вышестоящего начальника в рамках исполнения своих обязанностей.

В предписании обязательно должно быть указано основание в виде проверки, либо возбужденного административного или иного производства с обязательными реквизитами этих оснований (номер, дата вынесения постановления о проверке либо возбуждении производства, либо заявитель и суть его заявления). Т.е. любая функция органа обязательно прописана в законе и должностных инструкциях. Если это оперативно-розыскное мероприятие (ОРМ), то оно производится исключительно в рамках проверки возбужденного уголовного дела, которое имеет свои реквизиты. Если у мероприятия отсутствуют реквизиты и имеются только расплывчатые предложения вроде : «В целях выявления и пресечения ….» - данное мероприятие незаконно.

Также сотрудник не имеет права выйти за рамки прав, указанных в предписании. Если в предписании указано: «Обследование помещения» (не путать с жилищем, куда Вы без постановления суда имеете право его не пускать), то единственное, что он может – это составить акт обследования помещения с его планом. Без права заглядывать в шкафчики, если мы не совершим ошибку и не откроем шкафчик по его требованию или просьбе. Если мы откажемся шкафчик открыть, а он это сделает сам – с его стороны будет превышение полномочий, что запрещено законом.

Но это еще не все, наличие прав у органа не всегда порождает ответную обязанность у граждан. Например, в законе о полиции, сказано, что полицейский имеет право получать от граждан объяснения, но при этом нигде не указана обязанность граждан эти объяснения давать, а так же отсутствует санкция за отказ дать объяснения.

А как мы уже знаем: нет санкции – нет обязанности.

Нет обязанности – имеем право. Вот так.

В связи с этим, хочу вас предупредить, братья и сестры, что если нет нашей обязанности ходить в полицию и давать объяснения, мы никогда не докажем в суде, что нас заставляли дать объяснение, или заставили явиться в отделение полиции. Если мы вошли в отделение полиции без повестки, в которой указывается санкция за отказ прибыть, значит, мы все делали добровольно. И все разговоры, что на нас оказывалось психологическое давление, в том числе и зачитывание прав полицейских, на суд не возымеют никакого действия. Только наличие на теле следов насилия могут быть доказательством, что нас туда доставили против вашей воли.

Запомните, мы никому ничего не обязаны объяснять и доказывать, в том числе и невиновность. Это наше право закреплено в ст. 49 Конституции РФ

1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. 2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

И еще, православные, прошу запомнить : никого не интересует, как все было на самом деле - суд, следователя и прокурора не интересует, кто прав, а кто виноват. Их интересуют только совокупность доказательств нашей вины. В законе так и написано: судья (а так же следователь и прокурор) руководствуются собственным убеждением, законом и совестью. Прошу обратить внимание на установленное законом место для совести. Это место последнее !. После собственного убеждения и закона. Поэтому не стоит искать в суде справедливости. Тем более, что по словам Паисия Святогорца, упокой , Господи, его душу : «Если бы на земле была справедливость, мы бы уже горели в аду». Так что нет не только обязанности, но и смысла кому-то что-то доказывать. Тем более тем, кому ничего доказать невозможно в силу их профессиональной принадлежности.

Поэтому, если мы не хотим чтобы мы и наши дети стали объектом произвола, то мы просто обязаны использовать свои права для самозащиты. Ведь, как уже и упоминалось раньше, Господь дал нам, православным, права для осуществления своих обязанностей по защите Веры, Семьи и Отечества.

Возвращаясь к Конституции, хочу особо остановиться на ч.1 ст.51 «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом».

Это вообще замечательная статья. О ней все знают, все слышали, но практически никто не применяет. Хотя, если вы не распишетесь в протоколе о том, что вам она разъяснена и понятна, то протокол является не действительным. Почему-то все расписываются, после чего дают показания против себя и своих близких. Причем в полной уверенности, что ничего такого не говорят. Но, братья и сестры, как уже говорилось выше, самый безобидный, с нашей точки зрения, вопрос о размере заработной платы или содержимом холодильника может привести к очень даже нехорошим последствиям для нашей семьи. Поэтому, если наше воспитание не позволяет нам с порога послать представителя органа или мы по своей слабости сами пришли к ним,

причем без адвоката, то наша задача- с самого начала заявить следующее, а лучше это уже иметь в написанном виде в трех экземплярах собственноручное объяснение: «Учитывая, что любые мои показания могут быть использованы против меня, руководствуясь ст. 51 Конституции РФ, отказываюсь отвечать на какие – либо вопросы. Надеюсь, что за соблюдение Конституции РФ никакого наказания не понесу. Прошу данное собственноручное объяснение приобщить к материалам проверки. В случае отказа в приобщении, требую дать письменный мотивированный ответ, т.к. я намерен обжаловать его в соответствии с Конституцией РФ в суде. Надеюсь на законность и обоснованность ваших решений и действий. С уважением. Дата, подпись». Почему в трех экземплярах? Практика свидетельствует о том, что некоторые чиновничьи особи, особо полицейские из ИДН, могут в припадке рвения один экземпляр порвать. Если откажутся принимать, то надо сдать один через канцелярию, а второй нужен для соответствующей отметки канцелярии о приеме. Еще замечательно действует подача такого «объяснения» телеграммой. Только надо, чтобы телеграфистка заверила копию телеграммы, а если еще и вашу подпись, то в высшей степени превосходно. И никуда не надо ходить.

Самое замечательное, что : 1) после этого вам никто не имеет права задавать никакие вопросы, так как все последующие после подачи вашего «объяснения» вопросы незаконны; 2) вы не отказываетесь от показаний, вы просто не говорите ни да, ни нет, т.е. им нечего опровергать и доказывать; 3) после получения от вас объяснений в этой части проверка закончена. Ведь что такое проверка? Как уже говорилось выше, любое мероприятие органа строго регламентировано. Так вот, проверка состоит из исследования обстоятельств (документов, предметов) и получения объяснений. А вот что в объяснении написано, роли не играет. Главное, что вы его дали. Оно есть, и в этой части проверка закончена. А вот если вы еще в соответствии с той же ст.51 Конституции РФ и не дадите возможности исследовать содержимое вашего холодильника, не допустите их в дом, не дадите справок о доходах, и пр, т.е. не дадите материала для вынесения решения об изъятии ребенка, то как говорится : «На нет и суда нет»

Иногда можно услышать мнение вроде: «Если мы откажемся что-нибудь говорить или что-то предоставлять, они могут о нас плохо подумать». Более того, эти самые «они» это мнение усиленно поддерживают: « Если в соответствии со ст. 51 Конституции, отказываетесь что-либо говорить или что-либо предъявлять, значит, у вас есть что скрывать, вы тем самым подтвердите наши подозрения и мы будем о вас плохо думать». Тут ответ простой: во-первых, каждому человеку есть, что скрывать, и сотрудник органа не священник, которому следует исповедоваться. Во-вторых, какая вам разница, что о вас подумает собака бойцовской породы , которая явно «положила на вас глаз» и пошла вам на встречу? Ваша задача: успеть зайти в дом, закрыть за собой дверь и не дать этой собаке проявить свои чувства, в чем бы они не выражались. Главное, чтобы она вас не укусила, а что она при этом подумала – это уже предмет второстепенный, боль исключительно ее собачьей души. Но никак на ваша.

К общей части так же относится ч.1 ст. 48 Конституции РФ : Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Это означает, что вы по любому вопросу имеете право обратиться к адвокату и ни одним федеральным законом это ваше право не может быть ограничено. И запомните, если вам говорят, что вам адвокат не нужен, надо просто поговорить, и зачем же обострять, мы же хотим как лучше, значит, у них на вас ничего нет и основная задача вас разговорить и дать нужные показания. Лучшего для вас хочет только Бог, священник и родители –все остальные хотят от вас лучшего для себя.

С Общей частью пока все, перейдем к конкретике.

Специальная часть

Перейдем к тем случаям, когда в школе через давление на ваших детей пытаются получить от вас добровольное согласие на сбор и автоматическую обработку персональных данных.

Итак, в соответствии с ч.1 ст.24 Конституции РФ : «Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются».

Т.е. в Конституции РФ прямо указано, что без вашего согласия никто не имеет права на сбор, хранение, использование и распространение информации о вашей частной жизни. Более того данное конституционное право на неприкосновенность частной жизни охраняется Уголовным кодексом РФ . Статья ч. 2. ст. 137 УК РФ предусматривает до 4-лет лишения свободы за «Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну без его согласия».

Теперь понятно, почему от нас требуют согласие. Потому что без него все действия по сбору наших персональных данных противоречат Конституции и уголовно наказуемы.

А поскольку мы активно сопротивляемся и такого разрешения не даем, то как рычаг давления на нас используют наших детей.

Что делать?

Во-первых, помнить, что никто нас не может лишить конституционных прав, кроме, как по решению суда. Данный случай под решения суда не попадает, так как мы никакого правонарушения не совершаем.

Во-вторых, понимать, что таким способом нас принуждают отказаться от своего конституционного права на тайну личной жизни, что противозаконно.

В-третьих, как бы не было страшно, не бояться.

Давайте разберем, что такое школа. Я могу на эту тему говорить достаточно компе-тентно, т.к. в прошлом сам был учителем. Так вот: школа – это явление постсоциальное, самое консервативное в обществе , призванное за 10-11 лет сделать из ребенка кирпич в стене государства (неважно какого). Поэтому школа не может идти впереди общества, только вслед за ним. Школа – это срез общества, уменьшенная копия государства, в которой все особенности государства доведены до гротеска. А учитель – это самый заинструктированный чиновник. Без какого-либо права на самостоятельность. Он не хороший и не плохоq, у него должность такая – учитель (прошу не путать должность и призвание). У него есть инструкции в виде методичек , где указано что и в какой время урока он должен довести детям, а также очень жесткий механизм контроля, что ведет к полной зависимости учителя от школьного руководства. Учителя всегда есть за что наказать.

Директор школы так же лицо жестко подконтрольное, независимо от личных качеств. Хотя ко времени занятия места директора школы личные качества большинства из них гипертрофируются, и мы часто слышим что-то вроде : «Я и сам против таких инициатив , но, что делать, я человек подневольный, такие указания сверху» и виновато улыбаясь продолжает исполнять противные ему инициативы. Причем очень с превели-ким усердием – иначе его накажут.

Вообще, особенность служивого - чиновничьего образа мысли , равно как и сотрудников органов, заключается в том, что они мыслят рефлексами: «Больно – плохо, не больно – хорошо». А «законно-незаконно», «честно-нечестно», «милосердно-немило-сердно» - категории им неведомые.

Поэтому не надо идти у них на поводу и входить в их положение , а твердо и последовательно отстаивать наши семьи и наших детей.

Для этого надо помнить, что для служивого (сотрудника органа, чиновника) нет более увлекательного занятия, чем спасение собственной шкуры( личного благополучия), и создать ему проблему существенно легче, чем обычному гражданину. Поэтому не надо их заставлять решать наши проблемы, надо им создать их собственную одну большую проблему, в процессе решения которой они о нас просто забудут.

Один из таких способов- следующее заявление:

Директору_________________________

Копия начальнику РОНО

Копия Прокурору города

Копия Президенту РФ

От ______________________________ отца(матери) ученика (цы) _____________________________________ 1-го (а) класса __________________________

ЗАЯВЛЕНИЕ

«____» ___________20___года учитель (преподаваемый предмете, классный руководитель ,класс ФИО) _____________________ потребовал от нас, родителей ученика (класс ФИО), под угрозой исключения из школы ( изложить иные виды угроз) дать разрешение (согласие) на сбор, автоматическую обработку, использование и распространение сведений, относящихся к тайне личной жизни членов нашей семьи.

В то же время согласно ч.1 ст.24 Конституции РФ, тайна личной жизни гражданина охраняется законом, в том числе и Уголовным Кодексом Российской Федерации – ст. 137 УК РФ, соответственно, никто не вправе без достаточных на то предусмотренных законом оснований собирать сведения, составляющую тайну личной жизни гражданина. Именно поэтому законом не предусмотрены санкции за отказ граждан подобные сведения предоставлять.

Поэтому данным заявлением я подтверждаю отказ от требований учителя (предмет, класс ФИО) подписать добровольное согласие на предоставление персональных данных членов своей семьи. В дальнейшем любые попытки репрессий в отношении моего ребенка со стороны руководства и сотрудников школы буду считать местью за отказ в предоставлении данных и оказанием давления, с целью моего отказа от конституционного права на тайну личной жизни.

Так же, руководствуясь Конституцией РФ и действующим законодательством, прошу дать письменный ответ на поставленные ниже вопросы

1. Какие санкции предусмотрены законом для учеников, чьи родители отказываются добровольно от предоставления персональных данных, составляющих тайну личной жизни.

2. Насколько угрозы учителя (ФИО)_________, применимы_(изложить суть угрозы)_________________, за отказ от предоставления персональных данных, составляющих тайну личной жизни, законны и обоснованы

Так же довожу до Вашего сведения, что в случае не предоставления ответа в установленный законом срок Ваши действия (бездействия) будут обжалованы в суде.

Искренне надеюсь на законность и обоснованность Ваших решений и действий,

с уважением

Способ применения данного вида заявления и его последствия.

Оно должно быть отправлено во все адреса, указанные в начале заявления. В чем эффективность? В том, что они боятся света. Любое освещение их неблаговидных дел – это плохо для них. А до тех пор, пока мы с ними разговариваем по-человечески, а не вытаскиваем в правовое поле, мы в проигрыше. В борьбе бульдогов под ковром они нас переиграют. Поэтому, понимая особенности чиновничьей системы, мы эти особенности и используем в целях защиты.

Во-первых, директор и ГОРОНО сразу видят, что дело вышло за пределы образовательной системы и им придется объясняться в прокуратуре. Более того, зная, что со стороны учителя действительно были угрозы, они, конечно, будут утверждать, что такого не было, но при этом необходимо помнить, что учитель тоже будет объясняться в прокуратуре, а вдруг он там с испугу или по злому умыслу скажет, что его заставил так

поступать директор школы. А ведь по закону чиновничьей системы наказывают не за нарушения закона, а за то, что об этом стало известно.

Во-вторых, прокуратура - это тоже система, и у нее есть тоже цели и задачи выявлять правонарушения, особенно, касающиеся нарушения прав несовершеннолетних. Провозгласили права ребенка? Защищайте! А еще у прокуратуры есть план, и тут ведомственные интересы расходятся. Она обязательно проведет проверку и даст юридическую оценку происходящему. Если она этого на первый раз не сделает, то сделает на второй, если ее бездействия вы обжалуете в суде.

В-третьих, прокуратура обязательно пришлет вам ответ по результатам проверки, смысл которого, в первую очередь, будет сводиться к тому, что ваши конституционные права не нарушены, т.к. согласие на сбор и обработку персональных данных дело сугубо добровольное, вы не обязаны его давать, и вы этот документ будете показывать любому, кто потребует от вас ваши персональные данные и не факт, что это будет только в школе, где учится ваш ребенок. Т.е. у вас будет на руках документ, вынесенный органом, который обязан осуществлять контроль и надзор за исполнением действующего законодательства! Пусть теперь Министерство образования поспорит с прокуратурой, посмотрим, как это у них получится. И еще, если директор не врет, и говорит о том, что он «подобные инициативы» не приветствует, то ответ прокуратуры будет ему только в помощь перед вышестоящими: «Видите, как я старался, а они написали в прокуратуру, а прокуратура дала свое заключение, что мы не имеем права принуждать дать согласие».

В-четвертых, пусть вас не смущает, что в ответе прокуратуры будет указано, что факты угроз со стороны учителя не подтвердились, ведь ваша задача не наказывать, а пересекать. Учителю хватит одного похода в прокуратуру. А если не хватит, у вас на руках есть ответ из прокуратуры, в котором зафиксирован факт вашего обращения в связи с угрозами учителя, и этот ответ всегда можно обжаловать в суде.

В-пятых, копия, направленная Президенту РФ, тоже имеет значение. Президент, безусловно, с этим разбираться не будет, но аппарат спустит эту заявление бумагу либо в Министерство образования, либо в прокуратуру. Главное, что руководство школы и ГОРОНО будут знать, что придется не только объясняться в прокуратуре, но и быть вынужденным вам так же дать ответ, из которого вы узнаете, что давать согласие вовсе не обязательно и что факты угроз так же не подтвердились, а также уговаривать вас больше ничего не предпринимать. Что нам в итоге и требуется.

В-шестых, не бойтесь испортить отношения с директором. Надо бояться испортить отношения с Богом. Многие считают: «Не надо их злить». Дело в том, что механизм разозлить невозможно. Человека – да, механизм - нет. Механизм можно только остановить , сломать , уклониться от него или ему поддаться. И еще, какая собственно разница, с каким выражением лица вас будут принуждать отказаться от своей Веры, благостным или свирепым? Ведь от этого суть деяния не меняется…

Здесь я привел только один из конкретных способов абсолютно законной борьбы за свои права не предоставлять персональные данные, а так же за исключение наших

детей из числа заложников в борьбе прогрессивного мирового сообщества с православием.

Пока писал, мне позвонил друг из Тамбовской области и рассказал, что их учительница обещала, что при отказе дать согласие на сбор, обработку и использование персональных данных их семьи, «отказников» будут вызывать в ФСБ

В таких случаях отсылается телеграмма в адрес руководителя ФСБ России, ФСБ области и копия директору школы примерно следующего содержания: « Прошу подтвердить угрозы учителя (предмет, школа ФИО) репрессий со стороны органов ФСБ по отношении ко мне за отказ дать добровольное согласие на сбор, обработку и использование моих персональных данных, а так же прошу указать норму закона, на основании которых подобные репрессии будут ко мне применены». Эффект гарантирован.

Чем больше будет подобных заявлений и телеграмм, тем меньше у Минобразования будет желания участвовать в подобных делах.

Бог в помощь, православные!

Автор: адвокат Анатолий Макаров. г. Москва

 

Источник


Назад к списку